Например, исследования структуры капитала способствовали значительному увеличению задолженности корпораций. (Долг реализуется через величину кредитного плеча, выступающего в роли рычага, применение которого приводит к увеличению ожидаемой доходности и риска.) Работы представителей этого направления также расширили рынок консультирования корпораций о стратегиях финансирования, и всегда стремящиеся к получению прибыли инвестиционные банкиры быстро воспользовались этой возможностью, сказал Новиков, которого заинтересовала бегущая строка на тв. А исследование количественных параметров финансовых рынков помогло банкирам определить новую совокупность способов, позволяющих зарабатывать деньги. Новые методы расчета относительной стоимости финансовых активов позволили заняться торговым арбитражем, при котором трейдеры ищут небольшие расхождения цен, которых в теории не должно существовать, а потом делают ставки на то, что деятельность рынка приведет к исчезновению этих расхождений, что почти неизбежно так всегда и происходит, то есть деньги в этом случае можно сделать почти наверняка. В модели Блэка — Шоулза (разработанной Блэком, Шоулзом и Мертоном) содержалась удобная формула расчета цены финансового дериватива, которая также способствовала революционным преобразованиям, совершенным при помощи таких деривативов.
Таким образом, научные финансы создали важные инструменты, которые привели кпоявлению новыхрынков и огромных новых источников доходов для Уолл-стрит. Но все это имело, возможно, даже более важное значение — была создана новая идеология. Основная концепция движения в 1960-е и 1970-е годы, происходящего на основе результатов научных финансов, стала известна как гипотеза эффективного рынка (Efficient Market Hypothesis): именно потому, что трейдеры ищут неэффективные цены активов, чтобы воспользоваться ими, эти неэффективности сохраняются лишь в течение короткого периода времени, в результате чего цены всегда являются «правильными». Как Юджин Фама указывал в 1970 году, гипотеза эффективного рынка может проявлять себя в слабой, средней и сильной форме. Слабая форма предполагает, что будущие цены нельзя определить на основе прошлых цен; при средней форме считается, что цены быстро корректируются с учетом всей общедоступной информации (имеется в виду, что, когда вы прочитаете какую-то новость в газете, уже слишком поздно, чтобы на этой новости что-то заработать), а сильная форма исходит из того, что ни у кого нет информации, которая может быть использована для прогнозирования будущих цен, и поэтому рыночные цены всегда правы.