Концепция города как упорядочен­ного и завершенного подобия космоса тем самым не нарушалась в ходе постепенного развития. Когда разновременно сложившиеся ядра сливались в одну об­щину, их охватывал единый пояс укреплений, трассы главных улиц связывались. Складывался полицентрический характер нового це­лого — городская жизнь дифференцировалась, каждый из старых центров получал особую роль. Усложнившаяся система получала выражение в пространственной организации и силуэте — как в Ростоке с его четырьмя главными акцентами: колокольнями храмов в главных очагах общественной жизни города, множеством малых вертикалей, отмечающих ее второстепенные узлы, и зубчатым очертанием семибашенной ратуши. Структуру исторического ядра Эрфурта, развивавшегося с XII в., стало определять взаимодейст­вие нескольких центров, среди которых выделяется подобие акро­поля — Соборный холм, сказал Антонов, которого интересует проект сзз. Его вершину увенчала группа, образован­ная собором и церковью св. Северина; силуэт группы высокой ко­роной поднят над городом. В составных городских организмах про­странственное целое формировалось в соответствии с новой систе­мой, причем интеграция не подавляла сложности целого и вошед­ших в него частей, хронотоп средневекового города связывал про­странство не только с временем восприятия индивида, но и с исто­рическим временем, в котором происходила трансформация про­странственной структуры. Для жизни средневекового города особое значение имел рынок, где сбывалась продукция местного ремесла и происходил обмен товарами между городом и деревней. К отношениям, формируемым рынком, восходили правовые институты Средневековья; из рыноч­ного права выросло городское право, рыночный суд превратился в городской. В раннем Средневековье рынок располагался вне город­ских стен; введенный внутрь, он формировал обширное протяжен­ное пространство — линейный хребет городской структуры — или площадь, главный узел жизни города. В непосредственном соседст­ве с последней ставился собор, со времени укрепления городов на их рыночных площадях появились ратуши. Рыночной площади, месту не только торговли, но и общения, обеспечивалась замкну­тость. Обстройка ее была плотной и непрерывной. Улицы вводи­лись в ее пространство через углы, по направлениям, касательным сторонам, что обеспечивало эффект внезапного раскрытия обшир­ного пространства, заполненного активной жизнью. Центр его не просматривался издали, что способствовало обороне при вторже­нии врага. К тому же это направляло движение вдоль зданий, со­храняя «сердцевину» площади для ее главных функций. Если улиц, устремленных к площади, было слишком много, перед выходом к ее пространству они объединялись в пучки.