Храм св. Пан телеймона-целителя в Фе- офании был построен по проекту архитектора Ермакова в 1905 году. Это был один из первых примеров использования железобетона при строительстве объектов сакральной архитектуры. Из него были выполнены столбы и арки храма, стенки барабанов куполов — из пустотелых стеновых блоков, а своды и паруса представляли собой армоцементную оболочку. Затем монастырь пришел в за’пустение. и в здании храма, у которого были снесены четыре боковых купола, размещалась одна из лабораторий института микробиологии.
В 1990 году творческой архитектурной мастерской -Ю. Лосицкий» был выполнен проект реставрации храма Св. Пантелеймона (архитектор Ю. Лосицкий. конструктор Шевчук Л.А.). Сегодня купола восстановлены. недостающие фрагменты стен выполнены из красного и белого лицевого кирпича. Собор живет, врачуя не только тела, но и души прихожан.
Одесса, как всегда, живет своей жизнью. Город готовится к включению в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и, вы будете смеяться, но результаты уже заметны. Ремонт стиральных машин Самара. Одесса, заметим без столичного снобизма, сейчас намного красивее Киева. Засияли богатыми витринами, уютными кафе Пушкинская и Дерибасовская, обновился Морпорт и Потемкинская лестница.
В центре города появилась целая россыпь оригинальных памятников. Самый удачный, по нашему мнению, — бронзовый стул, стоящий в сквере на небольшом постаменте в конце Дерибасовской улицы, памятник незабвенному произведению Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Он испещрен популярными изречениями из всеми любимой книги и полюбился одесситам тем, что на нем можно запросто сфотографироваться.
Идем дальше и обнаруживаем, как писал Окуджава: «Извозчик стоит, Александр Сергеич прогуливается,— ах, завтра, наверное, что-нибудь произойдет!- Новый памятник поэту сооружен в рост человека на низком постаменте. Все бы хорошо, да что- то нехорошо, как писал уже другой классик
— Гайдар. Рост человека, да не того. Если рядом с Пушкиным поставить одного из братьев Кличко, так последний покажется чуть худее и слабее. Еще и мощная трость в руках у классика внушает мысль, что лучше встречаться с ним не на темной дорожке, а скорее в библиотеке.